Работа отряда в летний период 2015 года

12.10.2015

В июле и августе полевого сезона наш отряд провел серию разведывательно-поисковых выездов в Зубцовском районе Тверской области на местах зимнего наступления частей 20-ой Армии в конце 1942-ого года.

В выбранном для первичной разведки лесном массиве и ранее работали поисковики, однако, многие глубокие воронки от крупнокалиберных артиллерийских снарядов так и остались не тронутыми. Большинство из них представляли собой глубокие ямы, залитые по края темной лесной водой – за прошедшие со времен войны десятилетия их засыпало листвой и ветками, рядом с ними вырастали и умирали деревья, перекрывая их своими тяжелыми стволами. А некоторые воронки и вовсе походили на миниатюрные лесные прудики, заселенные личинками насекомых, лягушками и тритонами, прикрытые от солнечных лучей изумрудным ковром тины. Именно такие воронки и были выбраны нами в качестве объекта исследования – они находились в зоне наступления советских полков на крепкую немецкую оборону, туда после боев могли быть уложены тела убитых красноармейцев. На первом этапе было решено провести подготовительные работы – нанести на карту как можно большее количество ям в интересующем нас квадрате. Затем самые «интересные» воронки было решено откачать при помощи помп и выкопать в них шурфы. Только таким способом можно было удостовериться в наличии или отсутствии в ямах останков бойцов, так как вода и ветки не позволяли прозондировать их при помощи даже удлиненных щупов. Следует отметить, что при выбранной стратегии мы не рассчитывали на моментальный успех. Основываясь на опыте прошлых лет, мы предполагали, что останки бойцов могут залегать не чаще, чем в каждой 8-ой воронке. В ходе первых трех выездов было откачено и обследовано около10 больших и средних ям. В некоторых из них были обнаружены осколки и крупные фрагменты мин и снарядов, ящики от минометных боеприпасов, советские и немецкие каски, саперные лопатки, магазины от стрелкового оружия и другое военное железо. Попадались и вовсе пустые воронки, при этом в отдельных случаях на их откачку уходило довольно значительное время – тогда группа разделялась, и большая часть поисковиков обследовала окрестности на предмет наличия неизвестных нам ям, и наносила их на карту. Во время четвертого выезда нам улыбнулась удача: на изгибе немецкой траншеи была обнаружена большая глубокая яма, залитая водой и перекрытая толстым сухим деревом, на ее краю лежала выбеленная кость руки. Поскольку воронку нашли в конце выезда, ее вскрытие решили отложить до следующей поездки.

19 августа первая группа поисковиков приступила к откачке воронки. Из-за величины ямы работы по удалению воды и  предварительной расчистке растянулись на целый день. К вечеру удалось выкопать первый шурф на восточном склоне воронки, где практически сразу стали попадаться разрозненные останки. Из-за надвигающихся сумерек эксгумационные работы отложили до следующего дня.

20 августа поисковики продолжили подъем бойца. Останки были перемешаны, залегали на плоскости воронки хаотично.  Работа существенно осложнялась из-за большого количества прелой листвы, мореных веток и глинистого грунта ямы. Тем ни менее, за день все было завершено. При солдате были обнаружены ремни от снаряжения РККА, две ложки, винтовочный настрел.  Материалов, позволяющих установить личность павшего, при проведении работ обнаружить не удалось.